Профилактическая дегельментизация

Зоовет
Профилактические дегельминтизации у собак начинают проводить с возраста 3 недель, затем повторно в 1,5 месяца, за 10-12 дней перед первой вакцинацией. Если животное живет в домашних условиях и ест исключительно сухие коммерческие корма, то в дальнейшем достаточно проводить обработки против гельминтов (глистов) всего 2 раза в год, а собакам, питающимся натуральными кормами и подбирающим что-либо на улице антигельминтные препараты лучше давать четыре раза в год, каждые три месяца и за 10-12 дней перед ежегодной вакцинацией.

У кошек первую дегельминтизацию проводят в возрасте 6 недель, а в последующем перед вакцинацией, то есть в 10-11 недель, затем ежеквартально, каждые три месяца, если кошка имеет возможность гулять на улице и два раза в год, если кошка содержится дома и питается готовыми кормами.

Особое внимание следует уделить профилактике гельминтозов у собак и кошек перед спариванием.

Также применение противоглистных средств лучше сочетать с обработкой животного против блох, так как некоторые гельминты распространяются именно блохами.

При сильной инвазии, когда гельминты заметны в кале животного, дегельминтизацию можно проводить на фоне дачи кишечных адсорбентов, чтобы продукты распада гельминтов не оказывали сильного токсического действия на организм животного. В этом случае энтеросорбент дают за 2 дня до, и после дегельминтизации или через 5 часов после дачи препарата.

Антигельминтики для собак и кошек отличаются набором действующих веществ, рассчитанных на тех или иных паразитов, а так же их содержанием в препарате, поэтому нельзя проводить дегельминтизацию одними и теми же препаратами у собак, кошек и щенков.

Обычно расчет дозы препарата производится по весу животного, поэтому прежде чем покупать в аптеке тот или иной антгельминтик животное необходимо взвесить.

источник http://vettorg.net/

Вакцинация собак и кошек

Зоовет
Профилактические прививки – проблема, на которую стоит обратить внимание владельцам не только собак, но и кошек. Самые опасные и распространенные инфекционные заболевания собак: чума плотоядных, гепатит, парвовироз, лептоспироз, бешенство; кошек: вирусный ринотрахеит, кальцивирусная инфекция, панлейкопения кошек и бешенство. Конечно же, все эти заболевания легче предупредить, чем лечить. Все сведения о проведенных прививках заносятся в ветеринарный паспорт, который оформляется ветеринарным врачом с указанием вида вакцины, даты вакцинации и номера регистрации в журнале вакцинации. Это особенно важно, если вы планируете участвовать в выставках или планируете путешествовать со своим питомцем по стране или за ее пределами.

Сроки вакцинации: щенков прививают первый раз в возрасте 8-9 недель вакцинами NobivacDHPPi и Nobivac Lepto, затем через 3-4 недели проводят ревакцинацию теми же вакцинами и делают прививку от бешенства, например вакциной Nobivac Rabies, повторную ревакцинацию в этом случае проводят через 10 месяцев (в год). Котят первый раз вакцинируют в возрасте 9-12 недель поливалентной вакциной, например, Nobivac Tricat, с последующей ревакцинацией через 3 недели той же вакциной и вакциной против бешенства. В более раннем возрасте высок уровень материнских антител, которых щенки и котята получают с молоком, поэтому вакцинация в этот период неэффективна. Исключение, пожалуй, составляет только вакцина Nobivac Puppy DP. Ею прививают щенков с 6-ти недельного возраста, если неизбежен контакт с инфекцией (перевозка щенков, неодинаковое развитие щенков помета). В этом случае схема вакцинации немного изменяется: первая вакцинация – Nobivac Puppy DP, затем через 3-4 недели – NobivacDHPPi + Nobivac Lepto, и снова через 4 недели NobivacDHPPi +Lepto+Rabies.

Взрослых животных вакцинируют один раз в год ежегодно.

Активный иммунитет выработается не ранее чем через 10 дней после момента вакцинации, в этот период необходимо тщательно следить, чтобы животные не переохлаждались, нельзя гулять с ними на улице, не рекомендуется их мыть.

Если контакт с больным животным уже произошел или заболевание находится на начальной стадии развития, то возможно применение гипериммунных сывороток. Сыворотка – это готовые антитела к вирусным заболеваниям собак и кошек; она обеспечивает пассивный иммунитет сроком на 2 недели.

Правила вакцинации:

1. Вакцинированы могут быть только клинически здоровые животные.

2. За 10 дней до вакцинации необходимо провести дегельминтизацию, так как гельминты выделяют токсины, ослабляющие иммунную систему и делающие вакцинацию неэффективной.

3. Вакцинацию (особенно первую вакцинацию) должен проводить ветеринарный врач в клинике, так как не исключены такие негативные действия вакцин, как различные аллергические реакции, вплоть до тяжелейших состояний анафилаксии. Поэтому для профилактики и защиты от этих последствий предварительно перед прививкой применяют какой-нибудь из противогистаминных препаратов (димедрол, супрастин, тавегил).

Источник http://vettorg.net/

Гидроцефалия собак. Вентрикуло-перитонеальное шунтирование

Гидроцефалия — врожденная патология карликовых пород собак, которая характеризуется увеличением объема ликвора в желудочках головного мозга, что приводит к уменьшению массы нервной ткани и, как следствие, к тяжелым неврологическим симптомам.

Заболевание проявляется чаще у карликовых пород собак: йоркширских терьеров, чихуахуа, той терьеров и др. Клинические симптомы могут начать проявляться с 1,5-2 месячного возраста и до биологической старости животного, причем клиническая симптоматика может начаться совершенно внезапно, а причиной послужить небольшой стресс. Наиболее типичная клиническая симптоматика — кружение по «малому» или «большому» кругу; «блуждание по комнате без цели»; наклон головы в сторону; запрокидывание головы; «эпилептиформные» припадки; нарушение зрения, как правило, в сочетании с моторными нарушениями.

Диагноз гидроцефалия ставится на основании типичной клинической симптоматики, ультразвуковой визуализации расширенных боковых желудочков мозга, контрастной энцефалографии, компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии.

Медикаментозное лечение включало назначение преднизопона в дозе 0,25-0,5мг/кг или дексаметазона — 0,05мг/кг массы тела в сутки, в течение четырех недель и диакарб — 10-ЗОмг/кг массы тела в сутки в 3-4 приема, в течение двух недель, при этом каждый четвертый день препарат не давали. При отсутствии стойкого эффекта, нарастании клинической симптоматики рекомендовали проведение вентрикуло-перитонеального шунтирования.

Материалы и методы:
В период с октября 2006 года по январь 2008 года в Клинике экспериментальной терапии РОНЦ было прооперировано 12 собак. Последние были представлены следующими породами: йоркширский терьер — 8, чихуахуа — 3, той терьер — 1. Возраст животных, варьировал от 7 месяцев до 6 лет. Из 12 животных 8 (66,7%) были моложе 1,5 лет, 4 (33,3%) -были в возрасте от 3,5 до 7 лет. В нашем наблюдении незначительно преобладали самцы 7 (58,3%) и 5 (41,7%) составляли самки.

Дренирование осуществляли катетерами фирмы Medtronic для новорожденных. Периоперационная антибиотикопрофилактика включала антибактериальный препарат клафоран в дозе 50мг/кг массы тела, внутривенно. Препарат вводили за 30 минут до выполнения оперативного доступа.

Животных укладывали в боковое положение, так чтобы шунтируемый желудочек был сверху. При этом верхнюю тазовую конечность смещали максимально каудально, чтобы освободить для работы эпигастральную и пупочную область. Голову и шею ротировали, стараясь придать черепу вертикальное положение.

Операционный доступ включал три линейных разреза. Первый в области пупка (мечевидного хряща), второй в области грудины и третий в области гребня затылочной кости черепа. Разрезы кожи не превышали 1,0-2,Осм. Зажимом Бильрота, методом тупой диссекции, формировали каналы и проводили лигатуры от разреза в пупочной области к разрезу в области грудины. Вторую лигатуру проводили от разреза в области грудины к разрезу в области черепа. Затем по лигатуре туннелировали дренажную трубку. Место введения катетера в боковой мозговой желудочек рассчитывали по томограммам, сделанным в сагиттальной, сегментальной и фронтальной плоскостях. Оптимальным местом для пункции желудочка считали, минимальную величину мозгового вещества. При перфорации височной кости высокоскоростным бором достигали твердой мозговой оболочки. Коагулировали её сосуды.

Диаметр перфорируемого отверстия точно соответствовал размеру шунта (мозговой канюли). Пункцию желудочка катетером осуществляли при помощи мандрена, входящего в комплект шунта. При удалении мандрена аспирировали из желудочков ликвор (до 6мл) и вводили в их полость 1-2 мг дексаметазона. Соединяли желудочковую часть шунта с клапаном наполненным физиологическим раствором.

Заполняли брюшную часть шунта стерильным физиологическим раствором. Соединяли дистальный конец «желудочковой части» шунта и проксимальный конец «брюшной части шунта» с установленным клапаном. Фиксировали клапан к мышечной ткани простыми узловыми швами, монофиламентной нитью.

Дистальный конец шунта (5-7см), через разрез 0,5см помещали в брюшную полость. Ушивали края раны в 2 этажа монофиламентной нитью, простыми узловыми швами наглухо.

Животных выписывали из стационара на 1-5 сутки после операции. В послеоперационном периоде назначали антибиотикотера-пию в течение 3-5 суток.

Результаты.
Один пациент погиб на 5 сутки после операции, вследствие мелены и гематомезиса, развившихся на фоне кортикостероидной терапии. У второго животного развились осложнения в виде нагноения операционной раны в области вхождения катетера в брюшную полость. Удаление катетера идущего от клапана шунта в брюшную полость не позволило избежать восходящей инфекции. Животное погибло на фоне отека головного мозга и, возможно, инфекционного энцефалита.

Еще двое животных погибли в первые сутки послеоперационного периода, вследствие необратимых неврологических изменений в связи с тяжелой формой гидроцефалии.

По состоянию на 16.02.08. Остальные 8 животных живы, состояние стабильное. У трех пациентов клинические симптомы не определяются. Пациенты не нуждаются в медикаментозном лечении. Срок наблюдения 17, 15 месяцев и 1 месяц соответственно.

У четырех животных наступило заметное улучшение, но координация движений до конца не восстановилась. У двоих из этих животных после оперативного вмешательства частичная потеря зрения. Срок наблюдения 16, 8, 7 и 6 месяцев.

Одно животное было повторно прооперировано по поводу инфицирования брюшной части шунта, восходящей инфекции удалось избежать. Состояние животного стабильное, координация движений полностью восстановлена, двигательная функция языка постепенно восстанавливается. Собака принимает кортикостероидные гормоны. Срок наблюдения 2 месяца.

Хочется отметить, что инфицирование шунта происходит в месте его введения в брюшную полость (пупочная область). На наш взгляд, это обусловлено близостью препуциального мешка, что способствует инфицированию данного участка кожи, а так же отсутствием в данной области подкожной жировой клетчатки, что не позволяет ушить рану в два этажа. Поэтому последним пациентам введение катетера в брюшную полость выполняли краниальнее в эпигастральной области у мечевидного хряща.

Заключение: Представленные результаты не позволяют сделать основополагающих выводов. Однако при постановке диагноза гидроцефалия мозга, наличии выраженных клинических симптомов и прогрессировании заболевания пациенту может быть рекомендовано вентрикуло-перитонеальное шунтирование.

Ягников СЛ., Пронина Е.В, Корнюшенков ЕЛ1, Семченкова МЛ.
Клиника экспериментальной терапии Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН
Российский университет дружбы народов

Источник veterinarka.ru

Применение метода поворотного лоскута для закрытия кожных дефектов у собак

В настоящее время ветеринарные врачи в своей практике сталкиваются с проблемой закрытия кожных дефектов, возникающих после хирургических операций. При иссечении гигром в области локтевого сустава, экзартикуляции тазовой конечности с гемипел-вэктомией, иссечением опухолей в области промежности, стопы и предплечья с соблюдением принципов абластики, зональности и анатомической футлярности возникают кожные дефекты, которые не удаётся закрыть путём «стягивания» и ушивания краёв раны. В связи с возникшей проблемой в ветеринарной медицине все больше находит применение пластическая хирургия (Харитонова М.А. 2003, 2004, 2007 гг.).

Материалы и методы. Результаты.
Материалом для исследования послужили 21 собаки, которым были выполнены пластические операции по замещению дефектов кожи. Техника поворотного лоскута выполнена 9 собакам с гигромой локтевого сустава, причем 5 животным с дефектами кожи после нескольких операций. Так же данная техника применена у 4 собак при опухолях в области стопы и 3 животным с опухолями в области предплечья, 3 собакам с опухолями в области промежности и 2 животным после гемипелвэктомии с экзартикуляцией тазовой конечности.

Техника поворотного лоскута на сосудистой ножке. После иссечения опухоли, гигромы или при других видах поражения, лоскут, соответствующий размерам кожного дефекта, маркировали таким образом, чтобы после устранения дефекта и наложения узловых швов капроном кожа на оперируемой области была свободна от любого, даже малейшего натяжения. Кожу с донорского участка после циркулярного разреза отделяли от мышечной ткани, сохраняя только питающий сосуд. Лоскут ротировали на 90? и укладывали в рану. Вследствии ротации лоскут становится короче. Сшивали края раны и лоскута капроном узловыми швами. При наличии полости накладывали давящую повязку. Во всех случаях заживление произошло по первичному натяжению, швы снимали на 12-14 сутки. У двух собак с гигромой локтевого сустава через две недели после снятия швов отмечали истончение кожного лоскута в области максимально контактирующем с локтевой костью, диаметром до 1,5 см.

Техника поворотного лоскута на сосудистой ножке применена 3 собакам с опухолями в области промежности и 2 животным после гемипелвэктомии с экзартикуляцией тазовой конечности.

В качестве кожного лоскута использовали кожу и ткань молочной железы с третьего по пятый пакеты васкуляризированную a.epi-gastrica superfacialis caudalis. Кожу с тканью молочной железы после циркулярного разреза отделяли от поверхности брюшной стенки, сохраняя только питающий сосуд.

Лоскут ротировали и укладывали в рану. Сшивали края раны и лоскута капроном узловыми швами. При наличии полости накладывали давящую повязку. Во всех случаях заживление произошло по первичному натяжению, швы снимали на 12 сутки.

Четырем животным выполнена итальянская пластика. Двум собакам с дефектом кожи в области локтевого сустава после иссечения гигромы и еще двум животным с иссечением опухоли на пальмарнои поверхности кисти. Всем животным в области боковой грудной и брюшной стенки выполнили разрез кожи, соответствующий величине дефекта и сшили края дефекта с кожей сформированных разрезов простыми узловыми швами. Конечности иммобилизировали к телу животного. В первых двух наблюдениях, через 18 суток после сращения кожи конечности с кожей грудной и брюшной стенки, выполнили повторную операцию, суть которой сводилась к иссечению лоскута кожи с грудной и брюшной стенки и закрытие сформированным кожным лоскутом дефекта кожи на конечности. Однако у обеих животных этой группы был отмечен некроз донорского лоскута.

В двух последующих наблюдениях повторная операция животному по закрытию дефекта кожи конечности была выполнена через 30 суток после первого вмешательства. Заживление операционной раны отмечено на 12 сутки.

У всех животных данной группы развилась миогенная контрактура и выраженная атрофия мышц. А перевязки и реабилитация животного были затруднительны для владельцев.

Заключение. Метод поворотного лоскута на сосудистой ножке является наиболее физиологичным при закрытии кожных дефектов.

Ягников СЛ., Кузина АЛ.
Клиника экспериментальной терапии Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН,
Российский университет дружбы народов

Источник veterinarka.ru

Алгоритм реанимационных мероприятий

В последние годы ветеринарная практика в РФ, а именно уровень проводимых хирургических операций и терапевтических манипуляций сильно отличается от таковых, проводившихся лет 10 назад. Появилась потребность в узких специалистах, разделение на хирургов, анестезиологов, терапевтов, дерматологов, офтальмологов, лаборантов уже является нормой. Нарастает острая необходимость в специалистах по неврологии, эндокринологии, по болезням грызунов, птиц, рептилий. Но при всём при этом до сих пор для врача общей практики необходимо уметь владеть навыками реанимации, первой врачебной помощи из-за часто случающихся автомобильных происшествий с собаками и из-за падений кошек из окон.

Для этого, конечно, необходимы периодическое обучение персонала клиники, назначение врача, отвечающего за работоспособность всего реанимационного оборудования в целом. В РФ в каждой медицинской больнице имеется реанимационное отделение. Для проведения реанимационных мероприятий в медицине рекомендуется наличие анестезиолога-реаниматолога, фельдшера, медсестры, практически во всех изданиях рекомендуется наличие 3-4 человек. В ветеринарной практике при реанимационных мероприятиях необходимо присутствие как минимум 1 врача и 2-х ассистентов, а желательно 2-х врачей и 2-х ассистентов.

Для реанимации мелких домашних животных необходимо иметь ряд инструментов, без которых невозможно обойтись: трахе-альные тубусы, желательно всех размеров, ларингоскоп с различными насадками, мешок Амбу. Для последующей интенсивной терапии необходимо наличие как минимум пульсоксиметра, желательно иметь ЭКГ-монитор, аппарат ИВЛ.

Периодичность обучения персонала в разных изданиях рекомендуется проводить с интервалом от 3 месяцев до полугода и более. Опираясь на нашу практику рекомендую проводить не более чем раз в 3 месяца, желательно через месяц.

Собственно реанимация в первую очередь состоит из выполнения схемы ABC, одинаковой при реанимационных мероприятиях и у людей, и у животных. Цель данных мероприятий — возобновление циркуляции крови, достаточно насыщенной кислородом. A (Air ways) — обеспечение проходимости верхних дыхательных путей и интубирование. В (Breath) — ИВЛ различными дыхательными приборами: мешок Амбу, аппараты ИВЛ. С (Circulation) — поддержание циркуляции крови. Вне операционной — закрытый массаж сердца; в условиях операционной, особенно при вскрытой грудной клетке — открытый массаж сердца, во время лапаротомии — массаж сердца через диафрагму. На каждом из трёх перечисленных этапов возможны сложности, для прогнозирования и успешной борьбы с которыми, и необходимо периодическое закрепление навыков реанимационных мероприятий.

Естественно, при успешно проведённых реанимационных мероприятиях необходимо помещение животного в стационар для проведения последующей интенсивной терапии, закрепления достигнутого результата, уточнения диагноза.

Чёткое пошаговое выполнение всех перечисленных мероприятий даёт реальный шанс вернуть животное к полноценной жизни.

Скороходов В.А.
Ветеринарная клиника «Центр», Москва

источник veterinarka.ru

Морфологическая диагностика рака молочной железы у собак

Актуальность проблемы заболеваний молочных желез у собак обусловлена неуклонным ростом этой патологии во всем мире. Кроме того, рак молочной железы относится к наиболее распространенным онкологическим заболеваниям у этих животных.

С учетом агрессивности лечения, понятна серьезность последствий и ошибок, в диагностике рака молочной железы. Поэтому чрезвычайно важен правильный предоперационный диагноз. По мнению многих авторов, ни один из видов лечения (унилатеральная мастэктомия, химиотерапия, овариэктомия и т. д.) не могут быть проведены до получения морфологического подтверждения диагноза. Вместе с тем один из наиболее информативных простых и дешевых методов диагностики заболеваний молочной железы — цитологический, в ветеринарии разработан слабо, что и предопределило цель нашего исследования.

Цель исследования. Изучить возможности цитологического метода в предоперационной диагностике заболеваний молочной железы у собак.

Материалы и методы. Работа была проведена в ветеринарной клиники ГНУ СКЗНИВИ. Был исследован цитологический материал, связанный с диагностикой различных заболеваний молочной железы у 2678 больных животных за 2007 год. Пункционные исследования были проведены: из молочных желез у 2378 собак, исследования лимфатических узлов — у 121 собак, плеврального экссудата — у 43 животного, другие пункционные исследования — в 67 случаях. Отделяемое молочных желез забиралось у 69 собаки (эксфолиативный материал).

Пункцию проводили ветеринарные врачи прошедшие специальную подготовку стандартными методиками. Препараты окрашивали по методике Паппенгейма, изучали их с помощью светового микроскопа.

Результаты исследования
Цитологическое исследование используется в ветеринарной клинике как обязательное диагностическое мероприятие у всех животных с пальпируемой опухолью, опухолевидным образованием или уплотнением в молочной железе.

Нами были проанализированы цитологические данные, которые получены у больных животных по поводу различных воспалительных процессов (специфических и неспецифических), дисгормональных гиперплазии, доброкачественных и злокачественных новообразований.

Воспалительные процессы в молочной железе у собак были обнаружены у 75 собак (2,8%) с преобладающим возрастом от 3 до 7 лет. В цитологических препаратах были обнаружены клеточные элементы, характерные для хронического неспецифического воспалительного процесса.

Цитограммы не отличались от цитограмм различных воспалительных процессов в других локализациях.
Олеогранулема диагностирована в 29 случаях. Являясь очагом хронического продуктивного воспаления, возникающего на месте некроза жировой ткани нередко после травмы, олеогранулема может симулировать рак и служить источником клинических диагностических ошибок. В цитологических препаратах отмечаются клетки, характерные для воспалительной гранулемы, в составе которых отмечаются ксантомные клетки. При клинической дифференциальной диагностике липогранулем от рака молочной железы пункцион-ной цитологии принадлежит решающее значение [1, 2].

Дисгормональные процессы составили большую группу обследованных собак — 385 (14,3%). В возрастном интервале от 2 до 5 лет. Кистозно-фиброзная мастопатия отмечена у 117 (4,3%) животного. В цитологическом материале были обнаружены клеточные фрагменты эпителия выстилки кисты, нередко присутствовали макрофаги, гистиоцитарные элементы, клетки типа молозивных телец.
Злокачественные опухоли в пункционном материале были диагностированы у 638 больных животных (23,8%). У 89,3% они были эпителиальными образованиями, у 10,74% — неэпителиальными.

Основная группа эпителиальных опухолей молочной железы была представлена цитограммами железистого строения, чаще из которых отмечен вариант умереннодифференцированного рака — 431, высоко- и низкодифференцированные формы наблюдались в 47 и 23 случаях, что составило соответственно 67,5%, 7,3% и 3,6%. В остальных случаях степень дифференцировки не удалось определить. В цитологических препаратах обнаружены немногочисленные скопления или большие комплексы опухолевых клеток, отличающихся значительным многообразием, в которых в разной степени выражены признаки злокачественности. При определении степени дифференцировки рака учитываются все существующие морфологические признаки злокачественности клеток и их способность образовывать различные структуры.

Дольковый рак отмечен у 7,4% больных. Диагноз долькового рака был установлен на основании относительно мономорфных опухолевых клеток с четко очерченной цитоплазмой, эксцентрично расположенными ядрами, которые располагаются по препарату преимущественно раздельно. Отсутствуют железистоподобные комплексы, характерные для наиболее часто встречаемых раков молочной железы.

Особые формы рака молочной железы были представлены слизистым раком в 16 наблюдениях (2,5% от количества всех злокачественных опухолей), в 7 (1,1 %) — медуллярным, у 6 больных собак (0,9 %) —тубулярным раком.

Изучая цитологические особенности раков молочной железы, следует отметить, что медуллярные и тубулярные раки диагностируются реже, чем дольковые. Дольковый рак клинически протекал более благоприятно, имел низкую метастатическую активность. Отмечались хорошие результаты в раннем послеоперационном периоде. Медуллярному раку свойственны диссеминация опухолевого процесса по серозным оболочкам, метастазы в регионарные лимфатические узлы. Различный прогноз диктует необходимость четкого разделения вариантов рака молочной железы до назначения лечения и проведения оперативного вмешательства. Выделение «чистого» долькового и метдулярного рака на цитологическом материале. Для «чистого» долькового рака характерен клеточный состав представленый небольшими группами клеток, отличающимися небольшим полиморфизмом ядер. Во всех наблюдениях этой группы в последующей гистологии был констатирован дольковый рак I степени злокачественности. В одном из наблюдений медулярного рака многочисленные клетки имели вакуоли, напоминающие пустоты.

Для медуллярного рака характерно наличие в препаратах крупных полиморфных опухолевых клеток с частыми фигурами мито-тического деления клеток в сочетании с большим количеством лимфоцитов и плазматических клеток. Несмотря на резко выраженный полиморфизм клеток и высокую митотическую активность, прогноз при этих опухолях лучше, чем при инфильтрирующем протоковом раке [1; 3].

Цитологическая диагностика тубулярного рака молочной железы сложна. Он представлен в препаратах своеобразными однослойными трубочками вытянутой формы, образованными мономорфными кубическими клетками, которые мало отличаются от неизмененного кубического эпителия молочной железы. Для тубулярного рака характерно более благоприятное клиническое течение.

Злокачественная неэпителиальная опухоль была диагностирована у 3 животных и была представлена саркомой (фибросаркома).

Цитологическая картина характеризовалась клетками опухоли фибробластического вида. В связи с выраженными признаками анаплазии опухоли злокачественность данного процесса сомнений не вызывала.

Кроме этого, в трех наблюдениях цитологически мы констатировали злокачественный процесс без уточнения гистогенеза опухоли, которые в дальнейшем были определены в группу низкодифференцированных аденогенных раков.

Неадекватный материал, где клеточный состав отсутствует, а также обнаружены элементы крови и жировые массы, отмечен в 137 наблюдениях, что составило 21,4% от всех исследованных животных, у которых была проведена пункция. В 125 (91,0%) случаях повторные цитопункции привели к подтверждению диагноза рак.

Диагностическая эффективность пункционного материала молочной железы составила 98,8%.
Лимфатические узлы одновременно с обследованием молочной железы были пунктированы у 215 больных собак. У 193 животных данное исследование имело диагностическую ценность вместе с проведением пункции первичного опухолевого образования в молочной железе. Исследования плевральной жидкости проведены у 45 собак, наличие метастатического поражения плевры отмечено в 7 наблюдениях. Опухоль в мягких тканях послеоперационного рубца была отмечена в 26 наблюдениях.
Рак молочной железы по отделяемому был диагностирован у 9 больных животных, что составило 1,4%. Железисто подобные структуры опухоли были обнаружены также в сочетании с макрофагами и гемолизированными эритроцитами. В одном из наблюдений комплексы клеток внутри потокового рака были неоднократно обнаружены в отделяемом. Отсутствие в отделяемом опухолевых клеток при наличии клинических признаков не может служить отрицанием злокачественного новообразования, так как для попадания клеток в секрет необходима связь опухоли с протоками и отторжение от нее клеток.

Диагностическая эффективность отделяемого молочной железы, безусловно, ниже, чем пункционная. Тем не менее, проведение цитологического исследования секрета молочной железы имеет большое значение, так как его результаты часто помогают исключить злокачественный процесс и установить правильный диагноз.

Вывод. Цитологические характеристики патологического процесса в молочной железе до начала лечения может успешно использоваться для прогнозирования непосредственного эффекта воздействия на опухоль, что имеет существенное значение для назначения адекватного лечения и дальнейшего ведения больного животного.

Источник Герасименко И.И., Карташов С.Н. ГНУ СКЗНИВИ

Источник veterinarka.ru

Актуальные вопросы токсоплазмоза

Токсоплазмоз — повсеместно распространенное паразитарное заболевание плотоядных, сельскохозяйственных животных и человека. Данное заболевание представляет особую опасность для детей, беременных женщин и людей с иммунодефицитными состояниями. В настоящее время токсоплазмоз представляет собой большую международную проблему народохозяйственного и медицинского значения. Возбудителем токсоплазмоза является Т. gondii — внутриклеточный паразит, относящийся к типу простейших. Считается, что в среднем около трети населения всего Земного шара заражено токсоплазмами. По данным Л.И. Грачевой и Д.Б. Гончарова, в Москве инфицированность населения токсоплазмозом составляет 26%.

Главным источником заражения человека токсоплазмозом являются кошки. Кошки — окончательные хозяева токсоплазм и с фекалиями в окружающую среду выделяют ооцисты возбудителя.

Спорупированные ооцисты обладают высокой инвазионной способностью и могут длительное время сохраняться во внешней среде (до двух лет). По данным американских исследователей, в США более 30% кошек инфицированы токсоплазмозом. В России подобных масштабных исследований не проводилось. По данным Бессонова А.С. и Сонина М.Д., паразитирующие у собак и кошек криптоспоридии и токсоплазмы ежедневно с фекалиями выделяют миллиарды ооцист, которые попадают в почву, загрязняя детские площадки, песочницы, территории парков и скверов.

На территории города Москвы обитает огромное количество мелких домашних животных, при этом с каждым годом увеличивается численность бродячих собак и кошек. Поэтому назрела острая необходимость изучения эпизоотологической ситуации по паразитарным болезням мелких домашних животных и их роли в распространении паразитов в окружающей среде мегаполиса, а также возможной передачи возбудителя жителям города.

Важной задачей в борьбе с токсоплазмозной инвазией является активное выявление больных животных как источников инвазии. Клинические проявления токсоплазмоза у животных весьма разнообразны и недостаточно специфичны: отмечаются поражения центральной нервной системы, органов зрения, ретикуло-макрофагальной системы, аборты, мертворождения, уродства и др. Поэтому поставить диагноз по клиническим признакам невозможно. Общими признаками являются лихорадочное состояние при остром течении, диарея, нарушения со стороны нервной системы, патология беременности. При латентном течении болезни, когда клинические признаки нерезко выражены, диагноз может быть поставлен только на основании лабораторных методов исследования.
Наиболее ценным в диагностике токсоплазмоза считается паразитологический метод исследования. Для диагностики токсоплазмоза у кошек используют методы Фюллеборна и Дарлинга, однако получаемые при этом отрицательные результаты не во всех случаях позволяют исключить наличие токсоплазмоза. Значительно затрудняет постановку диагноза только на основании микроскопии наличие у животных паразитических простейших, морфологически сходных с токсоплазмами (изоспоры, криптоспоридии, саркоцисты). Диагностическая ценность метода биопроб снижается из-за штаммовых различий токсоплазм. Поэтому в лабораторной диагностике токсоплазмоза ведущее место занимают серологические методы. Наиболее употребительны реакция связывания комплемента и реакция Себина-Фельдмана. В последние годы широкое распространение получили реакция иммунофлюоресценции, реакция энзим-меченых антител и полимеразная цепная реакция. Реакция энзим-меченых антител или ELISA превосходит по чувствительности классические серологические тесты, удобна в применении, не дает перекрестных реакций и может с успехом использоваться в серодиагностике токсоплазмоза. В настоящее время многие ветеринарные клиники г. Москвы используют тест-систему «ТОКС» для диагностики токсоплазмоза животных методом полимеразной цепной реакции.

Высокая специфичность и чувствительность иммунологических методов, возможность массового применения создают условия для широкого использования их в целях диагностики токсоплазмоза и решения вопросов эпизоотологии и эпидемиологии данного паразитарного заболевания.

Для предупреждения заражения токсоплазмозом необходимо соблюдать меры личной профилактики: избегать контактов с бродячими животными, особенно кошками, тщательно мыть руки после работы с землей, так как зараженные кошки загрязняют почву ооцистами токсоплазм, тщательно мыть овощи и фрукты, не пробовать на вкус мясной фарш. Домашних кошек необходимо регулярно обследовать на токсоплазмоз. По данным ветеринарных клиник г. Москвы, ооцисты токсоплазм обнаруживаются, в основном, у кошек старше года, посещающих улицу или вывозимых хозяевами на загородные участки.

Главным источником заражения человека токсоплазмозом являются кошачьи фекалии. Современные наполнители для кошачьих туалетов обладают не обеззараживающими, а только дезодорирующими свойствами, и в них создаются оптимальные условия для созревания ооцист. Поэтому убирать кошачьи туалеты необходимо ежедневно и в резиновых перчатках. Ооцисты возбудителя могут попадать на шерсть животного, поэтому нельзя допускать кошек на обеденный стол, постель, после общений с животным необходимо сразу мыть руки теплой водой с мылом. Следить за чистотой шерсти животного.

Таким образом, для борьбы с токсоплазмозом в условиях мегаполиса, необходимо разработать комплексную ветеринарно-сани-тарную программу, направленную на профилактику заражения животных, человека и контаминации окружающей среды возбудителями инвазий. Большую роль в этой программе должно сыграть информирование населения об элементарных санитарных правилах при общении с животными.

Сысоева Н.Ю., Верховская Г,Л.
Московский государственный университет прикладной биотехнологии

источник veterinarka.ru

Лечение хронической сердечной недостаточности у собак и кошек

Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) — это синдром, возникающий при наличии систолической и/или диастолической дисфункции, сопровождающийся длительной гиперактивацией нейрогормональных систем и клинически проявляющийся одышкой, слабостью, тахикардией, усилением сердечных тонов, ограничением физической активности и патологической задержкой жидкости в организме.Причины
ХСН может развиться на фоне практически любого заболевания сердечно-сосудистой системы, однако тремя основными этиологическими факторами являются:
— кардиомиопатии (КМП),
— артериальные гипертензии,
— сердечные пороки.
Установление ее причины необходимо для выбора тактики лечения каждого конкретного случая.Кардиомиопатии
КМП и последующее прогрессирование ХСН вследствие изменений геометрии и локальной сократимости миокарда называют ремоделированием левого желудочка (ЛЖ). снижение тотальной сократимости миокарда при КМП — гибернацией (спячкой) миокарда.

Артериальные гипертензии
Вне зависимости от их этиологии развивается структурная перестройка миокарда, имеющая название гипертонического сердца. Механизм хронической сердечной недостаточности
в данном случае обусловлен развитием диастолической дисфункции ЛЖ.

Сердечные пороки
Характерно развитие ХСН вследствие приобретенных и некорригированных врожденных пороков.

Необходимо напомнить об идиопатической дилатационной кардиомиопатии (ДКМП) — достаточно редком заболевании неуточненной этиологии, которое развивается в относительно молодом возрасте и быстро приводит к сердечной декомпенсации.

Прогноз
Используя адаптированную для животных классификацию Нью-Йоркской ассоциации по изучению заболеваний сердца (NYHA), годовая смертность больных ХСН I функционального класса (ФК) составляет около 10%, II ФК – около 20%, III ФК — около 40%, а IV ФК — более 60%. Несмотря на внедрение новых методов терапии, уровень смертности больных ХСН не снижается.

Цели терапии
1. Устранение или минимизация клинических симптомов ХСН (повышенной утомляемости, тахикардии/усиления сердечных тонов, одышки, отеков).
2. Защита органов-мишеней (сосудов, сердца, почек, головного мозга по аналогии с терапией артериальной гипертензии) и профилактика гипотрофии поперечнополосатой мускулатуры.
3. Улучшение качества жизни.
4. Увеличение продолжительности жизни.

Лечение хронической сердечной недостаточности

Немедикаментозное
Диета — главный принцип — ограничение потребления соли и в меньшей степени жидкости.
Физическая реабилитация — обязательные прогулки с животным по 20-30 мин. в день с контролем состояния животного, в частности пульса. Эффективной считается нагрузка, при которой достижение 75-80% от максимальной допустимой для пациента ЧСС не угнетает гемодинамику.

Медикаментозное лечение
В идеале любые алгоритмы терапии должны строиться на «медицине доказательств» («evidence based medicine»), т. е. эффективность лекарственных средств должна быть доказана международными многоцентровыми, рандомизированными исследованиями. К сожалению, специфика ветеринарной медицины не позволяет проводить полноценные исследования такого масштаба.

Весь перечень лекарственных средств, применяемых для лечения ХСН, подразделяют на три группы:
— основную,
— дополнительную,
— вспомогательную. Основная группа препаратов полностью соответствуют критериям «медицины доказательств» и рекомендована к применению во всех странах мира (ингибиторы АПФ — иАПФ, мочегонные средства, сердечные гликозиды, р-адреноблокаторы как дополнение при назначении иАПФ). По показаниям возможно назначение дополнительной группы препаратов, эффективность и безопасность которых доказана крупными исследованиями, однако требует уточнения, или мета-анализа (антагонисты альдостерона, рецепторов к ангиотензину-П, блокаторы кальциевых каналов последнего поколения).

Эффективность препаратов вспомогательной группы, как правило, не доказана. Однако их применение диктуется определенными клиническими ситуациями (периферические вазодилататоры, антиаритмические средства, антиаггреганты, прямые антикоагулянты, негликозидные положительные инотропные средства, кортикостероиды, статины).

Несмотря на большой выбор лекарственных средств, в лечении недопустима полипрагмазия (неоправданное назначение большого количества групп препаратов). В то же время представители основной группы в лечении ХСН не всегда занимают ведущие позиции, а предпочтение может отдаваться дополнительным и вспомогательным средствам.

Рассмотрим характеристики препаратов основной группы.

Ингибиторы АПФ
В настоящее время в лечении ХСН не вызывают сомнений эффективность и безопасность каптоприла, эналаприла, рамиприла, фозиноприла и трандолаприла.

Назначение иАПФ показано всем больным ХСН вне зависимости от стадии, функционального класса, этиологии и характера процесса. Как показывает клиническая практика, врачи не только в России, но и в развитых странах не всегда назначают эти препараты, что ведет к увеличению смертности. Основными причинами указанной ситуации являются недостаточная осведомленность врачей, относительно высокая цена некоторых иАПФ, опасения врача и пациента по поводу возникновения побочных реакций. Однако неспособность врача назначить препарат из-за опасности развития побочных реакций скорее свидетельствует о его недостаточной квалификации, нежели о наличии абсолютных противопоказаний к назначению. Выявлено, что наиболее раннее назначение иАПФ, уже при I ФК NYHA, способно существенно замедлить прогрессирование ХСН.

Распространенные побочные реакции:
— сухой кашель, обусловленный блокадой разрушения брадикинина в бронхах. Возможность назначения иАПФ на фоне хронического бронхита или бронхиальной астмы без усиления кашля — серьезный аргумент в пользу назначения препарата. Наименьший риск здесь обусловливает фозиноприл;
— нарастание степени протеинурии, азотемии — достаточно редкое осложнение, встречающееся преимущественно у пациентов с сопутствующей ХПН. В таких случаях целесообразно назначать также фозиноприл, поскольку он имеет два пути элиминации из организма (почечный и печеночный);
— артериальная гипотензия, возникновение которой возможно сразу после начала применения иАПФ вследствие быстрого воздействия на циркулирующие нейрогормоны. При терапии в титрующих дозах этот эффект либо не возникает, либо уменьшается в течение 2 недель. Длительный эффект реализуется через блокаду тканевых нейрогормонов.
— Минимизация артериальной гипотензии достигается:
— отказом от одновременного назначения иАПФ и вазодилататоров (Р-блокаторов, блокаторов кальциевых каналов, нитратов) — после стабилизации уровня АД можно вернуться к прежней схеме терапии;
— отказом от предшествующей активной мочегонной терапии, особенно накануне назначения иАПФ, с целью предупреждения реализации потенцирующего эффекта препаратов;
— у пациентов с исходной гипотензией возможно кратковременное применение небольших доз ГКС (преднизолон, 10-15 мг/сут.), однако если значения исходного систолического артериального давления составляют менее 80-90 мм рт.ст., то терапия иАПФ не показана;
— начало терапии любым иАПФ следует начинать с минимальных (стартовых) доз.

Основные принципы дозирования иАПФ: для каждого конкретного препарата определены стартовые и максимальные (целевые) дозы. При необходимости титрование производят не чаще 1 раза в неделю в условиях хорошего самочувствия пациента, отсутствия побочных реакций и значения среднего артериального давления не менее 90 мм рт. ст.

Мочегонные средства (диуретики)
В отношении диуретиков складывается парадоксальная ситуация. Ни у кого не вызывает сомнений необходимость их применения при декомпенсации ХСН. Однако ни в гуманитарной, ни в ветеринарной медицине нет ни одного исследования, подтвердившего их эффективность с позиций доказательной медицины.

Основное показание для назначения диуретиков — клинические признаки избыточной задержки жидкости в организме больного ХСН. Однако следует помнить о том, что мочегонные средства вызывают гиперактивацию нейрогормонов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы и электролитные нарушения.

Принципы терапии с использованием диуретиков:
— комбинация с иАПФ позволяет снизить дозу мочегонных средств при одинаковом клиническом эффекте,
— назначается слабейший из эффективных препаратов с целью предотвращения развития зависимости,
— необходимо иметь резервный по типу и дозе диуретик в период декомпенсации ХСН.
— ежедневное назначение в минимальной дозе для достижения положительного баланса жидкости по диурезу.
— Характеристика наиболее часто используемых диуретиков. В основном в настоящее время применяются две группы диуретиков — тиазидные и петлевые.

Из группы тиазидных диуретиков предпочтение отдается гидрохлортиазиду, который назначается при умеренной ХСН (II-III ФК NYHA). В минимальных дозах он почти не вызывает побочных реакций, но в максимальных — провоцирует электролитные расстройства. Максимальный эффект наблюдают через 1 час после приема, длительность действия — 12 часов. Рекомендован прием утром.

Одним из наиболее мощных представителей группы петлевых диуретиков является фуросемид. Свое действие он проявляет через 15-30 мин. после приема, максимальный эффект наблюдают через 1-2 часа, продолжительность действия — 6 часов. Дозировка варьирует от степени выраженности симптомов ХСН. Рекомендован прием утром натощак. Диуретический эффект сохраняется даже при сниженной функции почек.

Этакриновая кислота — препарат, похожий по своему действию на фуросемид, но действующий на иные ферментативные системы петли Генле. Может применяться при развитии рефрактерности к фуросемиду либо комбинироваться с ним при упорных отеках. Рекомендован прием утром натощак.

Сердечные гликозиды
В настоящее время наиболее распространенный сердечный гликозид в России — дигоксин — единственный препарат из группы положительных инотропных средств, остающийся в широкой клинической практике при длительном лечении хронической сердечной недостаточности. Негликозидные средства, повышающие сократимость миокарда, негативно влияют на прогноз и длительность жизни пациентов и могут применяться в виде коротких курсов при декомпенсации хронической сердечной недостаточности
.

В настоящее время эффект гликозидов связывают не столько с их положительным инотропным действием, сколько с отрицательным хронотропным влиянием на миокард, уровень циркулирующих и тканевых нейрогормонов и с модулированием барорефлекса.

Дигоксин является препаратом первой линии у больных ХСН при наличии постоянной тахисистолической формы мерцательной аритмии. При синусовом ритме отрицательный хронотропный эффект дигоксина слаб, а потребление миокардом кислорода значительно возрастает вследствие положительного инотропного действия, что приводит к гипоксии ткани. Таким образом, применение препарата может провоцировать различные нарушения ритма, особенно у пациентов с ишемической этиологией хронической сердечной недостаточности
.

Оптимальные показания для назначения сердечных гликозидов:
— постоянная тахисистолическая форма мерцательной аритмии,
— выраженная ХСН (III-IV ФК NYHA),
— фракция выброса менее 25%,
— кардиоторакальный индекс более 60%,
— неишемическая этиология хронической сердечной недостаточности
(ДКМП и т.д.).

Современные принципы лечения
Гликозиды назначают в небольших дозах. Необходимо контролировать их концентрацию в плазме крови, что в российской практике проблематично; для дигоксина она не должна превышать 1,2 нг/мл. Учитывают фармакодинамику препарата: концентрация экспоненциально увеличивается к 8 дню от начала терапии, поэтому пациентам показан суточный мониторинг ЭКГ для контроля нарушений ритма.

р-адреноблокаторы
В 1999 г. медиками США и Европы р-адреноблокаторы были рекомендованы к использованию в качестве основных средств лечения ХСН. Итак, был опровергнут постулат о невозможности назначения больным данной патологией препаратов, обладающих отрицательным инотропным действием. При проведении ряда исследований было доказано, что р-адреноблокаторы при ХСН имеют гемодинамический профиль воздействия, сходный с таковым при приеме сердечных гликозидов, т.е. длительное назначение р-адреноблокаторов приводит к росту насосной функции сердца и снижению ЧСС. Но среди последних не все средства обладают положительным эффектом при ХСН. В настоящее время доказана эффективность лишь трех препаратов:
— карведилола (обладает аблокирующей активностью, антипролиферативным и антиоксидантным свойствами),
— бисопролола (наиболее избирательного в отношении р-1-рецепторов средства),
— метопролола (ретардной формы селективного липофильного соединения).

Принципы терапии р-адреноблокаторами. Перед назначением препарата:
— пациент должен находиться на стабильной дозе иАПФ, не вызывающей артериальной гипотонии;
— необходимо усилить диуретическую терапию, т.к. из-за краткосрочного снижения насосной функции возможно обострение симптомов ХСН;
— по возможности отменить вазодилататоры, нитраты; при гипотонии целесообразен короткий курс кортикостероидов;
— стартовая доза любого препарата должна составлять 1/8 от средней терапевтической;
— последующее удвоение дозировок производят не чаще 1 раза в 2 недели при условии стабильного состояния больного, отсутствии брадикардии и гипотонии;
— подбирают оптимальную дозу.

Принципы сочетанного применения основных средств для лечения хронической сердечной недостаточности

Монотерапия при лечении хронической сердечной недостаточности
применяется редко. В этом качестве можно использовать только иАПФ, и лишь в начальных стадиях.

Двойная терапия иАПФ + диуретик оптимально подходит для пациентов с ХСН IMII ФК NYHA с синусовым ритмом. Применение схемы диуретик + гликозид, чрезвычайно популярная ранее, в настоящее время не применяется.

Тройная терапия иАПФ + диуретик + гликозид остается действенной схемой в лечении хронической сердечной недостаточности, но пациентам с синусовым ритмом рекомендуется заменить гликозид на р-адреноблокатор.

Золотым стандартом является комбинация иАПФ + диуретик + гликозид + р-адреноблокатор.

С.В. БОНДАРЕНКО, кафедра анатомии физиологии и хирургии животных РУДН, г. Москва
Источник veterinarka.ru

Акушерская помощь

Источник: http://webmvc.com
Акушерскую помощь можно условно разделить на мануальную, инструментальную, а также медикаментозное облегчение родов и стимуляцию. В этой связи лекарственные средства, применяемые в акушерской практике, можно разделить на 2 группы: наружные (дезинфектанты, мази) и парентеральные.

Наружные средства родовспоможения. Для обработки инструментария (ножниц, пинцетов, зажимов) успешно применяется официнальный раствор 70%-ного винного медицинского спирта либо денатурированные его виды. Дезинфекцию проводят, обильно протирая либо замачивая в спирте все инструменты. Можно также фламбировать некоторые инструменты (подвергать огневой дезинфекции) в специальной огнеупорной таре с небольшим количеством 70%-ного спирта. Посуда для фламбирования должна находиться вдали от горючих веществ и легковоспламеняющихся предметов.

Средства для обработки рук, перчаток, родовых путей роженицы. Повышенная чувствительность родовых путей к механическим раздражениям и их склонность вследствие последнего к отекам предполагает смягчение манипуляций акушера с помощью различных аптечных мазей. Особенно чувствительны к механическим раздражениям кошки. Для обработки рук и родовых путей используют стерилизованный ветеринарный вазелин и вазелиновое масло.
Нежелательно при родовспоможении использовать антибиотико-содержащие мази, например тетрациклиновую, и эмульсии (стрептомицина, стрептоцида и т.д.), так как они обладают местным действием и могут отрицательно повлиять на состояние родовых путей.

Средства, облегчающие роды. Лекарственные препараты, понижающие чрезмерный тонус матки (спазмолитики), необходимы при излитии околоплодных вод, последующих сокращениях мускулатуры брюшного пресса (активной родовой деятельности) в течение нескольких часов без рождения щенков или котят, возникающих вследствие спазма миометрия матки. Спазмолитики применяют только по назначению и под контролем ветврача. Но-шпу вводят внутримышечно: собакам – 0,5-2,0 мл однократно, кошкам – до 0,5 мл; действие препарата длится до 12ч. Баралгин вводят внутримышечно: собакам – 0,5-3,0 мл, кошкам – до 1,5 мл, действие длится около 6-8 ч. Новокаин эффективно вводить внутривенно собакам – 0,25-0,5%-ный раствор из расчета 1 мл/кг массы тела животного. Кошки плохо переносят новокаиновые инъекции.

Стимуляторы родов. Если исключены спазмы матки и родовых путей, а животное здорово и не имеет в анамнезе противопоказаний, возможна стимуляция родов. Наиболее эффективную тактику родовспоможения выбирает ветеринарный врач.
Однако следует помнить, что категорически противопоказана стимуляция родовой деятельности при закрытой шейке матки, при механических препятствиях для прохождения плода (неправильное положение, предлежание плода либо плодов и аномальное строение родовых путей матери, а также крупноплодие).
Применяют следующие лекарственные средства: окситоцин – вводят однократно внутримышечно собакам в дозе 0,25-1,0 ME и кошкам – 0,1-0,5 ME; пахикаршга – 3%-ный раствор вводят внутримышечно однократно собакам мелких пород и кошкам в дозе 0,5- 1,0 мл, крупным собакам 2-3 мл; синэстрол (способствует отделению плаценты, но эффективен во время родов только в сочетании с окситоцином) – 0,1%-ный раствор препарата вводят внутримышечно однократно в дозе 0,3-1,0 мл; простагландин Ф2, динопрост, эстрофан, ремофан, динолитик и т.д. – но усмотрению врача эффективно однократное введение от 5 до 20 мг/кг массы тела животного одного из перечисленных препаратов (применять эти препараты можно только для здоровых животных – они вызывают сильное сокращение миометрия, сопровождаемое общей реакцией организма на препарат); глюконат кальция – 10%-ный раствор вводят внутривенно собакам в дозе 10 мл и более, кошкам – 0,5-1,0 мл (теплый раствор, 37 °С, вводят медленно). Препарат в соответствующих дозах эффективно стимулирует роды, улучшая тонус матки; эргометрин используют в дозах 0,2 мг/кг массы тела для собак и 0,1 мг/кг для кошек.
При необходимости инъекции окситоцина, пахикарпина и глюконата кальция 10%-ного могут быть повторены не ранее чем через 30-45 мин после последней инъекции. Применять эти препараты следует осторожно: их передозировка может вызвать как спазмы и разрыв матки, так и полную ее атонию.

Атопический дерматит у собак. Иммунопатология, диагностика, терапия

gcWf4OXX9g4Иммунопатогенез
Атопический дерматит у собак характеризуется как генетически обусловленное аллергическое воспалительное заболевание кожи с характерными клиническими признаками. В большинстве случаев оно ассоциируется с антителами иммуноглобулина Е (IgE) к аллергенам окружающей среды. Иммунный ответ связан с исходными Th-2-реакциями (интерлейкина IL-13) и подключением Th-1-реакций (IL-12, IL-18 и у-интерферона) в хронической фазе. Кроме того, активно продуцируются IL-4 и р-трансформирующий фактор роста.

Как полагают, способность продуцировать высокий уровень IgE наследуется по доминантному признаку. Полное проявление потенциала гена, обусловливающего высокий уровень этого иммуноглобулина, наблюдается только при известных условиях — ранней клинической манифестации (в первые 4 месяца жизни) и повторении проявлений. Важное значение имеют факторы окружающей среды.

Дефицит эпидермальной влаги, гибель и дисфункции кератиноцитов у собак с атопическим дерматитом подтверждают гипотезу о дефектах липидного барьера у таких животных.

Степень распространения и породная предрасположенность
Атопический дерматит — наиболее распространенное аллергическое заболевание кожи у собак. По разным данным, он поражает 3-15% поголовья собак. Атопический дерматит может встречаться у многих пород собак, но чаще им страдают боксер, вест-хайленд-уайт-терьер, немецкий дог и лабрадор-ретривер. Хотя наследственная природа этого заболевания хорошо известна, пути передачи остаются невыясненными.

Диагностический подход
Детальный анамнез
Это единственный важный фактор в диагностике и возможности справиться с атопическим дерматитом, поскольку лишь он даст ответ на вопросы: имеют ли симптомы у животного аллергическую основу и, если это так, что может являться аллергеном.

Важные пункты, которые необходимо обсудить с владельцем:
— продолжительность заболевания;
— возраст, в котором оно проявилось в первый раз;
— развитие признаков;
— сезонность;
— информация об однопометниках;
— ответ на проводимую ранее терапию.

Кроме того, в беседе с владельцем нужно уточнить следующие аспекты:
— наличие других домашних животных;
— кормление;
— прогулки и возможная жизнь на улице;
— подстилка;
— обработки против эктопаразитов;
— предыдущее лечение и его эффективность.

Полезно завести лист жалоб владельца и рассматривать их в хронологическом порядке. В 75% случаев первые симптомы наблюдаются у 3-летних животных. В возрасте до 6 месяцев и после 8 лет первичное проявление атопического дерматита маловероятно.

Клинические признаки
В 1980-е годы модификация диагностических критериев гуманитарной медицины позволила четко определить диагноз атопического дерматита у собак. В настоящее время они несколько изменены: к ним можно добавить наличие инфекции Malassezia и наружного отита.

Для подтверждения атопического дерматита у обследуемой собаки должно обнаруживаться не менее 3 основных и 3 дополнительных дерматологических признаков.

Основные признаки:
— зуд;
— вовлечение морды и/или пальцев;
— лихенизация сгибательной стороны заплюсны и/или разгибательной стороны запястья;
— хронический/хронически рецидивирующий дерматит;
— наличие атопии у родственников;
— породная предрасположенность.

Дополнительные признаки:
— первые проявления до 3-летнего возраста;
— тотальная сухость кожи;
— поверхностная стафилококковая инфекция;
— малассезиозные поражения кожи;
— двусторонний наружный отит;
— лицевая эритема и хейлит;
— немедленная кожная тест-реактивность на аллергены окружающей среды;
— повышение в сыворотке концентрации аллерген-специфического IgE.

Кроме данных анамнеза, диагностика атопического дерматита основывается на результатах физикального обследования, исключения дифференциальных диагнозов и аллергического теста. Если проведение последнего невозможно, то остальные диагностические шаги должны быть выполнены максимально строго для постановки предположительного диагноза.

У пациентов, направленных на кожный аллергический тест, предварительно должны быть исключены реакции на другие аллергены и неаллергические причины зуда (клещи, блошиный дерматит, пищевая гиперчувствительность).

Интрадермальный тест
Это основной кожный тест. Исследование проводится на здоровой коже, лучше на латеральной поверхности грудной клетки, после бритья. Для его проведения может потребоваться предварительное лечение пиодермии антибиотиками.

Аллергены для кожного теста должны быть стандартизированы для собак, включать типичные для данного ареала пыльцевые препараты и вводиться в стандартных дозах. В качестве отрицательного и положительного контроля используют соответственно 0,9% раствор хлорида натрия и 0,01% раствор фосфата гистамина. Кожную реакцию на гистамин оценивают через 20 минут после инъекции и по такому, «чистому», тесту решают, можно ли проводить интрадермальное исследование. Это необходимо для исключения влияния глюкокортикостероидов, а также транквилизаторов, седативных и антигистаминных препаратов, которые могут стать причиной ложноотрицательных кожных реакций. Важно исключить действие ксилазина, кетамина, диазепама, пропофола и тилетамина.

Результат считают позитивным, если диаметр припухлости после введения антигена равен 50% или больше, чем разница при введении контрольных растворов. Примерно у 80% собак с атопическим дерматитом непосредственная кожная реакция на аллергены окружающей среды определяется через 20 минут. Чувствительность к нескольким компонентам диагностикума встречается примерно в 60% случаев.

Наиболее часто встречающиеся аллергены:
— пыльца трав, деревьев, кустарников (5-30%);
— экстракты перхоти собак, кошек, домашней птицы, человека, плесневые грибы, домашняя пыль и клещи домашней пыли (20-80%);
— клещи Acaras siro (20-75%), Lepidoglyphus destructor, Tyrophagus putrescentiae (24-75%).

Аллерген-специфическая серология
Недавно разработаны тесты с использованием компонентов IgE-рецепторов (FcERIa-цепочечные). ос-цепь является высокоаффинной к молекуле IgE. Другие тесты in vitro, основанные на ELISA, определяют этот иммуноглобулин с помощью моно— и поликлональных антител, которые могут обладать перекрестной реактивностью с IgG, что снижает специфичность диагностики. Новые IgE-рецепторы позволяют определить количество этого иммуноглобулина посредством специфической реактивности высокоаффинной к нему a-цепи. Антитела IgG не содержат подобных структур, обеспечивая абсолютную специфичность обнаружения IgE. Первые результаты использования тестов, основанных на наличии этих рецепторов, свидетельствуют о высокой чувствительности и специфичности в обнаружении аллерген-реактивных IgE у собак с атопическим дерматитом. Пока они не могут заменить интрадермальный тест, поэтому их необходимо использовать совместно.

Обычно аллергопроба позволяет установить диагноз, но истинная цель этого тестирования — начало протокола иммунотерапии. В случае когда проведение последней невозможно, ценность аллерготестов ограниченна. Однако их можно использовать для подтверждения диагноза.

Терапия атопического дерматита
Причинами периодического зуда при аллергии могут быть и стафилококк, и малассезия, успешное лечение которых может его снизить настолько, что проявления первичной патологии практически исчезнут. Поэтому на первых этапах наблюдения рекомендовано всегда исключать вторичную инфекцию.

Устранение причинного аллергена
Высокоэффективно, но редко выполнимо. Эффект от удаления из помещения ковров и матрасов довольно ограничен и непредсказуем. Такая мера чаще полезна в случае аллергии на домашнюю пыль.

Лекарственная терапия атопического дерматита
Показана в следующих случаях:
— если владельцы не способны или не готовы приступить к иммунотерапии (например, из-за непонимания, финансовых причин и т.п.);
— это единственный способ уменьшить страдания животного;
— у пожилых пациентов (если можно не успеть получить эффект от иммунотерапии);
— при сезонной аллергии.

Пожизненное введение глюкокортикостероидов, таких как преднизолон (1 мг/кг) или дексаметазон (0,1-0,2 мг/кг), является наиболее используемым и эффективным методом.
Доказательств эффективности орального применения антигистаминных препаратов I поколения (хлорфенирамина, дифенгидрамина, клемастина, гидроксизина) и II поколения (терфенадина) для контроля АД недостаточно. Хороший ответ на терапию здесь наблюдают лишь в 20% случаев. В настоящее время у собак чаще используются гидроксизин (0,5 мг/кг, 3 раза в день) и цетиризин (0,25-0,5 мг/кг 2 раза в день).

За последние пять лет спектр препаратов, используемых в лечении собак с атопическим дерматитом, существенно расширился: в него вошли селективные ингибиторы фосфодиэстеразы (пентоксифиллин, 10 мг/кг, 2 раза в день), ингибиторы синтеза лейкотриена, аналоги простагландинов и циклоспорин А.

Циклоспорин А в дозировке 5 мг/кг (1 раз в день) способен удовлетворительно контролировать зуд в 40-86% случаев. Он эффективен в равной степени, как и преднизолон/ метилпреднизолон.

Побочные эффекты при применении циклоспорина А (степень от минимальной до умеренной):
— рвота (14-42%);
— диарея (18%);
— кожные инфекции (29%). Его дозу можно постепенно снижать через 1 день или дважды в неделю.

Автор статьи не одобряет использование таких местных препаратов, как лосьон на основе 0,3% такролимуса или 0,015% триамцетолон, обладающих умеренной эффективностью.

Результатов использования жирных кислот, по мнению автора, пока недостаточно, т. к. исследование со слепым контролем на большой группе собак не проводилось.

На аллерген-специфическую иммунотерапию атопического дерматита (AS IT) — использование вакцин, разработанных с учетом результатов аллергических тестов, — возлагаются большие надежды. В настоящее время ее эффективность составляет 60-80%. Первое улучшение может наступить лишь через 4-5 месяцев, а долговременный эффект — лишь через 6-8 месяцев после начала лечения. Далее бустер-дозу вводят пожизненно с интервалом 2-3 месяца. В отсутствии эффекта лечение прерывают. Влияние количества и типа аллергенов на исход лечения до конца не исследовано. Перед применением ASIT необходимо информировать владельца о вероятности успеха лечения, возникновении побочных эффектов (у 10% собак наблюдают усиление зуда после введения вакцины в течение 24-48 часов) и продолжительности периода от начала лечения до появления первых результатов. В качестве сопутствующей терапии можно использовать специальные увлажняющие гипоаллергенные шампуни, т. к. у многих собак с атопическим дерматитом сухая шелушащаяся кожа.

Таким образом, необходимо помнить, что зуд у собак может быть вызван не только аллергией, но и стафилококком, дрожжами, блохами, сухостью кожи и стрессом. Контроль этих этиологических факторов может существенно снизить его проявления, поэтому в каждом клиническом случае ветеринарный врач должен находить индивидуальный подход.

TON WILLEMSE, профессор ветеринарной клинической иммунологии, руководитель дерматологической секции Департамента клинических исследований ветеринарного факультета Университета Утрехта, Нидерланды